Про Васю Уткина и киберспорт

Тут замечательным образом совпали три события: финал The Intrnational с призовым фондом в 18 миллионов долларов, эпическая драма с Василием Уткиным, который отказался работать на новом общероссийском спортивном канале потому, что там вместо «настоящего» спорта собираются продвигать фитнес, и открытие на sports.ru раздела о киберспорте. Это все отличнейшим образом ложится в старый спор о том, является ли киберспорт спортом. В чем, однако же, состоит соль этого спора, кого и почему этот вопрос вообще волнует?

С точки зрения людей, осваивающих государственные бюджеты, выделенные на «оздоровление нации», а также людей, смотрящих с пивом футбол перед телевизором, в спорте очень важен его оздоровительный компонент. Даже не касаясь вопроса о том, что профессиональный спорт делает людей глубоко больными, скажу так: связь между лицезрением спорта по телевизору и желанием оздоровиться самому не так уж и очевидна. Дети, конечно, играют во дворе в футбол, но у детей в принципе много энергии, и чем они только не занимаются: и бегают, и по крышам лазают, и т.д. То есть с точки зрения КПД расходования государственных денег спорт вообще и спорт на ТВ в частности — далеко не безусловный лидер. И люди, отвечающие за казенное бабло и решившие запустить канал с фитнесом, вполне возможно действительно что-то понимают.

С другой стороны, противники фитнеса приводят как довод против него то, что рейтинги у такого канала будут не ахти. И тут они вероятно правы, что подталкивает нас к следующему вопросу: почему вообще люди смотрят по телевизору спорт? Чтобы увидеть, как другие оздоравливаются? Скорее нет, чем да. Никто же не транслирует то, как человек сидит и читает книгу, развиваясь духовно. Люди хотят увидеть соревнование, состязание, шоу. Поэтому самые популярные виды спорта — коллективные, представляющие собой симуляцию коллективной охоты, одного из древнейших занятий человечества. Поэтому футбол популярнее спортивной ходьбы, хотя что из них полезнее для здоровья — вопрос. Все это, очевидно, в киберспорте присутствует в более чем достаточных количествах — именно поэтому его и смотрит куча людей без всякой господдержки, эфиров на ТВ и прочего.

Что я хочу всем этим сказать? То, что всякие спортивные комментаторы и прочие деятели, высказывающиеся о киберспорте с презрением, просто хотят и рыбку съесть, и с Сулейманом Керимовым подружиться: с одной стороны, иметь доступ к государственному баблу и информационным каналам, с другой — комментировать шоу, а не фитнес. Но я думаю, что халява постепенно будет заканчиваться, и придется выбирать одно из двух.

Про программистов и игры

На философском факультете МГУ организовали межфакультетский курс «Философия видеоигр», и это замечательно. Но поговорить я хотел не о нем самом, а о составе слушателй. По ссылке видно, что наибольшее их количество — с мехмата и ВМК, с факультета политологии — один, а собственно с философского факультета — 0 (ноль). Если вы читаете эту страницу, то скорее всего понимаете, что философия видеоигр — невероятно интересная тема, которая сейчас представляет собой непаханое поле. Но философы, наверное, как обычно больше озабочены вопросом «Что такое человек» или чем-то в этом роде. Впрочем, с философами как раз все понятно, жалеть их я точно не буду. А вот с играми сложнее.

Дело в том, что в России до сих пор считается, что самые важные люди в разработке игр — это программисты. Собственно, именно поэтому абсолютное большинство российских игр — говно. Дело в том, что программисты, как известно, контент делать не умеют. Контент делают совсем другие люди — дизайнеры, художники и даже, простигосподи, сценаристы. То есть представители гуманитарных специальностей, которых технари, как известно, за людей не считают. Из-за этого у программистов постоянно появляются блестящие идеи о том, как бы сделать игру, не делая в ней контент. Одни решают, что контент им сделает комьюнити (Майнкрафт и прочий UGC). Другие — что за них это сделает компьютер (всякие рогалики и прочие игры с процедурно генерируемым миром). Наконец, третьи — что можно сделать игру вообще без контента (от Тетриса до Доты). В абсолютном большинстве случаев, естественно, получается не Тетрис и не Майнкрафт, а просто шлак, не говоря уж о том, что лично мне в такие игры играть (во всех смыслах) совсем не хочется.

Вопрос, впрочем, не в том, когда программисты это поймут (спойлер: никогда), а в том, когда сами гуманитарии начнут приходить в разработку игр, чтобы делать такие игры, которые хотят. Пока что в отечественных реалиях обнадеживающий пример только один — это Дыбовский. Понятно также, что для этого, как и показывает пример Дыбовского, очень желательно участие издателей — действительно, когда вопрос стоит так, что команду разработки составляют два человека у себя дома, без программистов им не обойтись, а вот без всех остальных — можно попробовать. Результаты «пробования» в виде тысяч говноинди хорошо известны, но это уже другая история.